Накануне штурма хребта Неприступный

Привет, мои читатели! В своём блоге я продолжаю рассказ о лыжном путешествии по Приполярному Уралу.

Накануне перехода через хребет

День 8-й, понедельник, 1 апреля.

6 утра.  Дежурный выглянул из палатки. Солнце! Вылезают и остальные монголоиды.

Накануне штурма хребта Неприступный
В лесистой долине ручья

С выходом задержались. Сушили долго палатку и тент. Тем временем погода портится снова. Снизу, с долины реки Косью поднимается ветер, начинается снегопад.  Приехали! Снова разворачиваем лагерь. После установки палатки трое (командир, Сергей Попов и Мишка) уходят вверх протропить немного лыжню, да и разведать завтрашний путь. Остальные заготавливают дрова и готовят обед.

Ближе к вечеру начинается пурга. Ветер налетает шквалами,  качает палатку. Пламя костра стелется почти горизонтально, в костёр можно совать руку, не боясь обжечься – настолько охлаждает ветер …

Уходившие на разведку вернулись через четыре часа, пройдя вверх около 5 км. Там, наверху ещё хуже. Тропление было явно бессмысленным, т.к. на обратном пути лыжня уже практически  не была видна.

О лыжном туризме самая малость
Лыжи и горы

Засыпаем под вой ветра и стук снега по палатке.

Р.S. Первоапрельских шуток не было.

Опять пурга, метёт пурга … и мы посередине

День 9-й, вторник, 2 апреля.

Ночь была беспокойная, даже жутковатая. Почти всем не спалось. Палатка дёргалась и трепыхалась.

На утро изменений нет. Днёвка. Штопаем бахилы, чиним крепления лыж, точим пилу и топоры, периодически откапываем палатку, чтобы не оказаться замурованными в плотном снежном панцире.

В каждом походе бывает момент, с которого начинаешь постоянно думать о еде, ощущаешь пустоту в желудке, а от еды получаешь истинное наслаждение.

Похоже, этот момент наступил у нас сегодня. Хотя в этот день и не работали, но через два часа после завтрака все ощутили себя голодными. Целый  час обсуждали эту проблему. Серёга Кудрявцев высказался насчёт жаренного сала, т.к. в сыром виде его он любил не особенно. Идея упала на благодатную почву. Изголодавшийся народ уболтал завхоза, и через полчаса уже шёл делёж на пайки миски шкварок с жаренным луком. Жарили не на костре, а на печке в палатке, чтобы запах на ветру не развеивался бесполезно.

Спать легли рано, чтобы завтра, в случае хорошей погоды, пораньше выйти к перевалу.

День 10, среда, 3 апреля.

Ночью опять мела пурга, снова ходила ходуном палатка, заваливалась печная труба. В районе 3-х часов ночи пурга прекратилась, но продолжился густой снегопад. Видимости – никакой.

Утром дежурный приготовил манную кашу – съели, запили чаем. Видимости нет, продолжаем спать.

Снег шёл весь день, опрокидывая все наши  планы. Эта днёвка нужна нам,  как собаке пятая нога. Работы нет, всё ещё вчера переделали, спать неохота, кушать нечего (руководитель и завхоз экономят оставшиеся продукты).

Коротали время как умели.  Мишка, Попов и Кудрявцев писали дневники, начальник озабоченно изучал  карту и тоже что-то писал, затем Виталий и Гора (он же Толян) начали рассматривать фото острова самуи,

Накануне штурма хребта Неприступный
Остров Самуи

припасённые ещё до похода именно на такой случай. Затем последние, насытившись изобразительным искусством, вырезали из берёзовой дубины ложку,  взамен утопленной Виталием в снегу. Сергей Попов готовил пищу на сегодня, Мишка – на завтра.

В рюкзаке у Виталия оказалась книжка Миненкова «Зимние восхождения».  Все полистали по очереди.

Сломали  «разводящий» – пластмассовый половник. Никогда не берите в зимние путешествия пластмассу – на холоде охрупчивается и тепла не выдерживает! Ругаем себя за то, что в Москве пожалели 32 коп. на алюминиевый  черпак  :)

Ввязались в длинный спор на политическую тему – никто никому ничего не доказал. Были и немудрящие развлечения: считали пульс, измеряли температуру, засекали, кто сколько раз вылезет из палатки по нужде (первенствовал Мишка).

К 12 часам не вытерпели и уговорили завхоза дать что-нибудь пожевать. Дал по 30 г сала, по ложке сухарной крошки, по 1-й конфете и по 2-м штукам печенья. Кудрявцев момент не учёл и сразу своё сало проглотил, а потом голодными глазами глядел, как остальные откусывали  и долго и задумчиво жевали. Этот же Серёга свою конфету раскусил и сразу  сжевал, а остальные – долго сосали.

В 17 часов съели суп и выпили чай с конфетами.

Bivuak
Бивуак на гребне

… Весь день лежим и немного сидим. В палатке, правда, можно встать. Можно даже пройтись по 3-метровой тропе от палатки к костру с двухметровым тупиковым ответвлением целевого назначения. Всё остальное пространство – снег 3-метровой толщины, включая полметра свежевыпавшего вчера и сегодня. Можно. конечно, встать на лыжи слегка размяться, но без особой нужды как-то не хочется – находимся ещё на лыжах. К вечеру снегопад уменьшился. Температура начала падать (на термометр смотрит обязательно каждый, кто за  чем-либо выскакивает из палатки).

Надежда крепчает. Спать ложимся до захода солнца с расчётом на ранний завтрашний подъём.

И как я и обещал ранее, дополнение из дневника Миши Альтшулера:

1 апреля

Погода с утра начала портиться.

Решено сегодня ограничиться разведкой.

В разведку идем втроем: Виталий, Попов и я. Метёт. Наша задача – дойти до озера и убедиться, что мы правильно выбрали ручей. Снег глубокий, тропить тяжело. Иногда лыжи начинают прилипать. Ветер – в спину. Сначала ориентируемся по деревьям на склоне, затем по черным камням. Горизонта нет. Снег белый и небо белое. Выходим на озеро. Через некоторое время вынуждены остановиться. Все ориентиры закончились. Бесконечная белизна. Видимость настолько плохая, что мы чуть-чуть не вышли на край обрыва. Из-за обмана зрения он показался нам невысокой ступенькой (вот она, первоапрельская шутка). Обратный путь оказался во много раз сложнее, хотя мы двигались вниз. Пока мы перекусывали, нашу лыжню занесло. Ветер по-прежнему дует снизу вверх по ущелью, то есть теперь прямо в лицо. Мы были хорошо защищены от ветра (свитер, штормовка, шерстяной подшлемник), но как защитить глаза от колючего снега.

Очки не спасают, так как после того, как их протрешь, новая порция снега делает их непрозрачными. Идем без очков, прищурившись. Приходится терпеть боль и резь в глазах. Особенно плохо идти первым. Остальные могут опустить голову, надвинуть пониже козырек подшлемника и смотреть только на кончики лыж впереди идущего. Хорошо, что шли по ущелью. В такую погоду ничего не стоит сбиться с пути. Наконец дошли до лагеря, укрылись в палатке, а пурга так и не прекращалась до глубокой ночи.

2 апреля

Утром с надеждой ждем изменения погоды, но счет опять не в нашу пользу! Погода почти не изменилась. Ветер, снегопад, никакой видимости. Остаемся на дневку. Свободного времени – вагон. Каждый находит себе дело. Я пытаюсь оценить потери и находки.

Наши потери

  1. Когда подъезжали на машине, то по пути подобрали школьников из Инты, которые создали в машине такую давку, что мы остались без термометра.
  2. Виталий потерял ложку и ест половником.
  3. Однажды, когда Гора варил обед, ветер перевернул все три бадьи. Надо было слышать, что сказал Гора по этому поводу!
  4. Попов поломал миску.
  5. Кудрявцев поломал лыжное крепление.
  6. Виталий разбил внешнюю оболочку термоса.

Наши приобретения и находки

  1. На базе «Желанная» нам подарили термометр.
  2. На перевале Кар-Кар Виталий нашел рогатку. Может быть, подстрелит какую-нибудь дичь – будет доппаек.

3 апреля

Еще одна вынужденная дневка. Накануне договорились, что дежурный встает в 3 часа, готовит завтрак, и мы, сытые и отдохнувшие, штурмуем перевал. Но метель не прекратилась. Завхоз урезал пайку. Гора предложил делать зарубки на палаточном колу, как Робинзон Крузо. Полчаса черного юмора (что-то про людоедство) и хорошего смеха. Всё отремонтировали и починили. Спать ложимся рано.

А это видеофильм из более позднего лыжного похода по Кольскому полуострову. Вернее, его 2-я часть (из 3-х). Слева в чёрной куртке — ваш автор:

Продолжение будет.

С уважением, ваш автор

Podpis_01