Последний день путешествия по маршруту Амдерма — Усть-Кара — Хальмер-Ю

Здравствуйте, уважаемые мои читатели! Сегодня я заканчиваю публикацию своего рассказа о лыжном походе по Заполярью.

21.03.1972 года, вторник, последний день путешествия

Поднимаюсь в шестом часу утра. Маленько проспал. Продолжаю своё вечернее дежурство и готовлю плотный завтрак. Сегодня наверняка придётся капитально поработать. Окружающий нас воздух немного прогрелся. Всего лишь 20 градусов мороза по Цельсию. Небо затянуто лёгким слоем облаков. Переживаем, как бы не испортилась погода. 

палатка в ненастьеВстаём на лыжи в 9.20. И снова потянулись однообразные переходы по тундре, слепящей от белизны и утомительной от однообразия. Не за что даже глазу зацепиться. Скучно. А, может быть, мы просто устали? Исчерпали не только почти все свои физические силы, но психологически себя надломили? Сложно ответить исчерпывающе на эти вопросы.

Наши сани разгружены полностью. Скорость перемещения даже повыше вчерашней. Напираем. Потому что практически в 50-ти километрах отсюда в котловине среди холмистой тундры притаился вожделенный городок Хальмер-ю. Через три 40-минутных перехода слева по курсу видим несколько вершин. Это, наверное, гора Едуней и её спутники — вершины поменьше. Над линией горизонта снова увеличилась облачность. Поэтому видимость км 5, не более.

Отдыхая после четвёртого перехода, увидели по курсу открывшуюся на несколько минут вершину. Уточнив по карте, определили. что это Пимбой, и до её вершины около 12-15 километров. Она, к сожалению, немного левее нашего направления движения. Но это погрешности в ориентировании. Уточняем верный азимут, направляемся к горе. К сожалению, погода резко меняется в худшую сторону, метёт позёмка — предвестник пурги. Уже на приличном ветру оперативно обедаем.

perekus

А вершина горы  Пимбой тем временем исчезает с поля зрения.

Одолеваем ещё переход.  К нашему удивлению позёмка утихает.  Ну и слава б-гу. В снежных застругах тундры натыкаемся на заброшенную цистерну. Колеблемся — не заночевать ли нам  здесь, под прикрытием цистерны, ещё один, последний раз в путешествии?  Всё же устали прилично. Но утреннее желание покорить Хальмер-ю именно в этот день,  сегодня, перевесило. Переходим русло безымянной речушки. Возможно это Силоваяха. Но в подобных условиях определиться довольно сложно. На пути к горе Пимбой решаем ещё немного увеличить скорость. 

Горная тундра

Взбираемся на возвышенность. Всё верно. Впереди виден контур Пимбоя. Поднимаемся на её седловину. На ней делаем очередной десятиминутный привал. Прямо на седловине замечаем гусеничный след. Видать, на Хальмер-ю здесь недавно прошёл вездеход. Идём в направлении вершины прямо по этому следу. Через 30 минут перед нами вершина Пимбой высотой 407 м.  

Цитата Виктора Надененко  

Похолодало. Перед решающим, последним броском к желанному посёлку основательно утепляемся. Нет уже калорий,. которые согревают. 7 часов вечера. Вокруг темнеет. Поднимаемся на отрог горы Пимбой и… ура-ра-а!! Впереди, хотя и ещё довольно далеко, но уже видны мерцающие огоньки шахтёрского городка. Очень удачно предлагаемый нам завхозом шоколад из неприкосновенного запаса (НЗ — теперь можно!) добавляет нам совсем было растраченные силы. На втором …, да нет, третьем, четвёртом, возможно, даже пятом дыхании проходим последнюю часть сегодняшнего пробега. 

Ещё через несколько переходов длительностью по 30-35 минут каждый мы вваливаемся прямо на территорию железнодорожной станции Хальмер-ю. Спасибо начальнику Терёхину! Практически безошибочно вывел нас Витя к конечной цели.

Прошли сегодня ровно 57 км. Усталые и разбитые заходим в помещение станции. Восторженные (а может быть, сочувственные?) взгляды, разговоры с расспросами …  в общем, мы безмерно счастливы! Пьём вдоволь, до полного насыщения настоящую, а не с талого снега, воду, распаковываем уже тощие свои рюкзаки, сушим снаряжение. Праздничный ужин, полный маленьких и весёлых импровизаций по поводу окончания нашего экстремального приключения и … сон.  Тяжёлый (в помещении жарко) и непродолжительный. А рано утром, в 6.45 — наш поезд, на станцию Воркута.

Посёлок Хальмер-ю в 1998 году ликвидирован и превращен в мишень для ракетных стрельб.   Такой себе полигон.

                                                                                                                                                    

P.S. Далее, до самой посадки на поезд Москва – Харьков, всё из памяти как будто кто-то вытер — переезд в Москву, экскурсия по столице. Наверное, всё дело в дневнике. Усталость сделала своё «грязное» дело. У меня не было сил продолжать, вернее, заканчивать походную летопись. А без дневника ничего не вспоминается.  В смутных проблесках мыслей только вагонные полки и белые простыни. И вечно заставленные едой и напитками плацкартные столики.

Послепоходная «реанимация» протекала сложно и довольно продолжительное время. Пару месяцев лечил у знакомого хирурга лёгкие обморожения на пальцах рук.  Полгода «дубели» и мёрзли по ночам пятки и снились перевалы. Причём первую часть ночного сна грезились подъемы на перевал, а во второй части — крутые, леденящие душу,  спуски.

 

Север и лыжи

Все члены нашей группы не забросили занятия туризмом после окончания этого путешествия в дальнейшем побывали на многих ещё интересных и сложных маршрутах. Описываемый в этих постах поход обогатил его участников большим опытом выживания в нелёгких погодных условиях, укрепил уверенность в своих физических и моральных силах и навсегда сохранил в нашей памяти суровый и оттого ставший родным и близким дальний Север, его особенную холодную и незабываемую красоту.

Экзотика Севера

Эти воспоминания о наиболее сложном и тяжёлом в климатическом плане путешествии, естественно, самые лучшие, они остаются с нами на всю последующую жизнь. Даже сейчас, 43 года спустя, я ни капельки не раздумывая и не сомневаясь,  решился бы на подобное приключение снова.

Большое спасибо всем читателям, что познакомились со всеми моими рассказами об этом удивительном походе.

С наилучшими пожеланиями, автор блога Жизнь цифрового кочевника Виталий Сердюк

Комментарии 10

  • Спасибо, Виталий, за захватывающую историю о вашем путешествии.
    Жаль, конечно, что она закончилась, было очень интересно следить за развитием событий.
    На первом фото ваша палатка так напомнила дятловскую…
    Думаю обратная дорога не зря стерлась из памяти. Судя то всему в ней не было чего-то такого же, что вы испытали в походе. Она была простой и обыденной.
    Веселенький оказался «отходняк». Сейчас последствия не беспокоят?

    • Сергей, спасибо за добрые слова. 🙂 Одна история закончилась, буду описывать следующую. У меня в «загашнике» их много. 😉
      А та палатка наша действительно на палатку группы Дятлова похожа. Я как-то ранее и не обратил внимание. В те годы они были у лыжников практически однотипные. До шатров ещё не додумались.
      Хотя в 1975-м я уже самостоятельно вычертил, раскроил и сшил конструкцию, переходную от двухскатки к шатру — многогранную, но пока ещё прямоугольную восьмиклинку. Где-то у меня есть её фотография. Завтра поищу и здесь размещу.
      Последствий помимо описанных двухмесячных в этом посте не было.
      У меня ещё было много экстремальных походов. Местами и покруче. 🙂
      Пока живой. Болячки, конечно есть, но не в походах заработанные. В основном, мелочь, с возрастом связанная. 😉

  • Вот и закончилась ваша северная одиссея…
    А я бы и в молодости на такой подвиг не решилась. Мерзлячка, знаете ли. Замёрзла от одной фразы о том, что воздух прогрелся до -20 🙂

    • Ничего, одна закончилась, примемся за другую.
      ЗЫ. Я тоже, между прочим, мерзляк. Потому и в зиму постоянно рвался, чтобы привыкнуть. И, кажется, получилось. 😉

  • я пришла тебя расцеловать, вот соскучилась, просто сил нет, как рада тебе, просто обнимаю сильно-сильно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикуйте фотки, плиз, не стесняйтесь!