Приполярный Урал, 1974 год. Начало

Приполярный Урал, 1974. Начало
Зимний путь

Всех читателей блога приветствую!
Надоело вам, наверное, читать из поста в пост мои рассказы о поездке в Италию. Произведу-ка я сегодня (как  это частенько делаю) «смену декораций». То есть, поговорим о другой поре года. Конечно же, о любимой мною зиме. И начну я сегодня вам, дорогие читатели, рассказывать об одном из самых интересных моих лыжных походов — о спортивном путешествии 5-й категории сложности по Приполярному Уралу.

 Небольшая статистика того, что мы совершили-преодолели в незабываемые мартовские и апрельские дни 1974 года (вдумайтесь, уже с той поры прошло без малого 40 лет, а мои записки ещё не истлели, даже не пожелтели ;)):

21 день пути и около 400 км, 7 перевалов, в том числе, один — через хребет Неприступный, и одно восхождение, на высшую точку  Приполярного Урала – гору Народную.

Станция Кожим. Начало пути

25 марта 1974 года, понедельник. Старт.

6.15. За то, что высадились на станции «Платформа1247″ или «Кожим-рудник» благодарны Петру Ивановичу Лукоянову (МС по спортивному  туризму, известный в Союзе путешественник, председатель Центральной секции пешего и лыжного туризма). Познакомились с ним в поезде «Северное сияние». Сухой, подтянутый, моложаво выглядящий  57-летний мужчина, очень интеллигентный по манерам и разговору.

В расписании на станции Кожим поезд не останавливается, проводник говорит то же, и мы уже собирались выходить в Косью (не доезжая до Кожима 32 км), а оттуда попутным поездом местного значения лишь к вечеру добираться в Кожим.

Тут прибежал (это в пятом-то часу утра!) Пётр Иванович: — Ребята, не смейте вылезать в Косью! Я договорился, в Кожиме поезд остановится на 1 мин. Так и сделали. Поблагодарили Лукоянова, приготовились к выбросу. Вместе с нами высадились шесть  красногорских туристов и трое москвичей.

В управлении геолого-разведочной экспедиции неопределённо обещали транспорт на Желанную во второй половине дня. Но нас могут и не взять на гружёные машины. Позавтракали  в столовой, послали телеграммы, отметили маршрутную книжку. Здесь есть пункт КСС (контрольно-спасательная служба – админ) – 2 штатных работника, начальник и инструктор.

Переводим часы на 1 час вперёд – местное время. Температура – минус два градуса. Встреча со старым знакомым Александром Степановичем Громадским. Живёт в Кожиме со старухой, на пенсии, но пока работает.

Около 11 часов. Подвернулась попутная машина, на ней можно подъехать 50 км по направлению к Желанной. Едем. Дорога ровнее, чем год назад, но качка всё же приличная. Мишке пришлось вывалить на дорогу съеденный  завтрак – жалко рубля! 

Погода переменная: то пасмурно, то солнце, то тихо, то ветерок. Немного сыплет.
В 15.30 высаживаемся у избушки Громадского. Она забита – туристы и местные школьники, совершающие какое-то оздоровительное мероприятие.

Приполярный Урал, 1974. Начало
Встали на бивуак

Прошли немного вперёд и в сторону от дороги. Встали в 16.20. Разбили лагерь быстро. Через два часа уже едим. Термометр разбит в дороге. Без него чувствуем, что к ночи холодает.
В 21-м часу отбой.

26 марта, вторник, второй день пути.

Дежурный Гора (он же Анатолий, он же Игнатьев) встал в 5 часов.
Пасмурно и тепло. Спали отлично.

Приполярный Урал 1974. Начало
Отдых на тракте

Машин нет.  Идём по тракту к  геологической базе Желанной. Сделали 7 переходов по 40 минут.
Дорога – две глубокие колеи с рубцами от гусениц, по которым лыжи вибрируют, как палка по забору. Вверх-вниз, подъём-спуск, вверх – ползём в поту, вниз – охлаждаемся на ветру.

Обеденный привал. Закусили колбасой, сухарём, инжиром (имел успех), выпили 3 термоса кофе по 0,5 литра.

Проходим перевал в хребте Западные Саледы выше границы леса. По сторонам дороги – редкий лес; чем дальше, тем меньше в нём елей и берёз и больше лиственниц (всё-таки, несмотря на спуски, высоту набираем).

В 16 час. сзади услышали рокот трактора, обрадовались необычайно. Радость продолжалась около часу, пока рокот приближался, потом он затих и умолк совершенно. — Жизнь есть жизнь, если по-крупному, – сказал бы в этой ситуации Главный Конструктор нам (начальник нашего предприятия – адм. Виталий). А мы ничего не сказали и начали устраивать ночлег. И было это  уже в 17 час.

Сегодня дело пошло не так шибко, как вчера, но всё же в 20 час. уже поели от пуза. И чай был не из снега, а из речной воды, которую набрали в промоине ручья.

Приполярный Урал, 1974. Начало
Вторая ночёвка в походе

За 4 час. 40 мин. ходового времени прошли около 25..28 км. Неплохо для второго дня. В 21.00 – все в мешках.

Похолодало, но пока пасмурно, на небе ни одного светила.

Продолжение следует

Ваш автор и преданный слуга Виталий

Podpis_01

Комментарии 32

  • Фотку заглавную увидела и задумалась: а ведь скоро зима! А ещё вчера было лето!!!

    Хорошие воспоминания у Вас, Виталий!
    А я не то, что о старом — о новом писать не успеваю. Так что только восхищаюсь Вашей энергией и работоспособностью!

  • 21 день пути? я как прочла, мне реально поплохело, аж стало холодно, даже сташно стало, как же вы такое выдержали?

  • Зимний пейзаж великолепный, но все же путешествовать лучше в августе и по Италии! 🙂 Такой зимний экстрим не каждому по плечу. 🙂

    • Согласен, Людмила 🙂
      Летом веселей. Особенно, если путешествуешь по новым для тебя странам.
      Да и расслабиться можно больше.

  • Виталий, а печку с собой брали. Мы обычно брали, но топили до полуночи, а потом вставать, как правило было лень.

    • В таёжных походах (даже и по лесотундре) мы всегда были с печкой. Пользовались ею в зависимости от погоды, температуры и ситуации. Когда в группе было не менее 6 участников, дежурили по очереди от 1 до 1,5 часа
      По тундре же пользовались только примусами.

      • Мы обычно брали большую палатку без дна, полиуритановых ковриков у нас не было, был лапник. Примус в большой палатке бесполезен. В январском походе по Архангельским болотам ночевали в охотничьих домиках (Спасение утопающих — дело рук самих утопающих), но это чуть лучше, чем палатка.

        • Да-да, обязательно сейчас зайду, почитаю, Святослав. Я пропустил этот комментарий, прошу прощения.

          В 70-х мы тоже в таёжных походах лапник использовали.
          А примус — в тундре. Для приготовления пищи.
          Ну, немножко и температуру поднимал, пока готовили.
          За стенкой — минус 20… 40. А в палатке — на 10… 15 градусов теплее 😀

  • Только представила, и то холодно стало! Капец, ну у тебя и выдержка, Виталий!

  • Люблю Урал! Это моя родина! Но вот в приполярном Урале не была. Холода не боюсь. Я с ним всю жизнь живу и в южные страны не тянет. Но вот в поход на 21 день? Это подвиг! Я на такое не способна!

  • Прикольно, даже фотографии с тех пор сохранились)))

    • Валентина, у меня хранятся все фотоплёнки, начиная с 1962 года. И чёрно-белая съёмка, и цветная, позитивная (слайды).
      Причём, довольно в неплохом состоянии.
      Вот только в цифру все перевести не успеваю.
      Но, как говорится, вода камень точит 😉

  • Виталий вы удивительный человек! Интересный, открытый и я очень рада, что познакомилась с вами. Очень интересно читать о ваших давних-давних походах, рассматривать старые фото. Не забрасывайте сайт!

    • Лара, спасибо Вам на добром слове.
      Сайт не заброшу. Это я просто периодически себя провоцирую,но понимаю, что писать всё равно буду, даже без читателей. Надеюсь, их число, благодаря таким акциям, как у Натальи, будет расти.
      Заходите иногда. У меня ещё очень много материалов в «загашнике» о походах — давних и не очень

  • Виталий, с огромным удовольствием читаю о ваших походах. Какое-то огромное очарование еще от того, что это было когда-то давно (меня то еще и в проекте не было). Не зря встречаются люди. Значит, я должна чему-то у Вас научиться! Спасибо Вам огромное

  • Галина, буду очень рад, если из моих рассказов и прочих повествований почерпнёте и для себя что-нибудь необходимое, полезное 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикуйте фотки, плиз, не стесняйтесь!