Отходняк. Приполярный Урал, 1974

Привет!
Ну вот мы и добрались до окончания описания нашего похода  😉

Отъезд из Аранца

15 апреля, понедельник, 21 день нашего путешествия.

Отходняк удался. Выспались, позавтракали. Температура, видимость и вся погода теперь – до лампочки!
Попрощались с дедом Поповым.

Отходняк у Попова
Прощание. Дед Попов обнимает автора дневника. 44 года назад мне было 27, а деду Попову  — 62 😉

В 10 часов садимся на тракторные сани, нас везут  в с. Приуральское, там есть аэродром.


Грузим рюкзаки на сани трактора

В Приуральском

расположились прямо в «аэропорту» (избушка с печкой, столом, несколькими стульями, диспетчером Галей за перегородкой и рекламными плакатами Аэрофлота на стенах). 

Погода лётная, самолёты летают, но билеты проданы на неделю вперёд. До города Печора 70 км, туда летают по службе, за покупками, к врачу и чёрт-те за чем. Для местного жителя слетать  на самолёте означает не больше, чем для нас, скажем, съездить в такси.

Галя искренне пытается нам помочь: она много раз звонит и выбивает дополнительный рейс для нас, оттуда не говорят ни да, ни нет; лишь к вечеру было заявлено твёрдое «нет!».

Идём за помощью к управляющему отделением совхоза. Борис Иваныч, очень хороший человек, близко к сердцу принимает наше положение, обещает всяческое содействие, но сегодня уже поздно.

Галя разрешила переночевать в аэропорту.

Улетаем!

16 апреля, вторник. Конец – делу венец. ;)

Утром нас всунули в автобус, который вёз механизаторов на учёбу в центральную усадьбу совхоза, село Кедровый Шор; это – в 30 км от Приуральского по направлению к Печоре.

Денег с нас никто не спрашивал, у нас уже и мысли не возникло предложить – здесь другие люди, другие нравы по сравнению с Грузией!
В Кедровом Шоре есть аэродром. Здесь постоянно тренируются лётчики из Печоры, отрабатывая взлёт и посадку.  Один такой самолёт, закончив тренировку, забрал нас и через 15 минут высадил в аэропорту г. Печора, опять же таки – бесплатно.
Вокзал, билеты, баня, столовая, ночь на МПС-ских скамьях (чуть задремлешь и свалишься набок – тормошит милиционер: – Не ложиться! Не спать!).

Поезд «Северное сияние», итоги путешествия

Итак, окончен поход. 21 день пути и около 400 км на лыжах, 7 перевалов, 1 хребет (Неприступный) и 1 восхождени (гора Народная).
Поход, в общем, удался.
Первый блин был комом: не удалось подъехать от станции Кожим до базы Желанной, и 80-90 км неплановых, довольно однообразных, по лесу, по дороге, мы вынуждены были пройти. Однако, и здесь есть смысл и польза: если это рассматривать как акклиматизацию, включить в маршрут, да учесть, что при полных рюкзаках под лыжами был не рыхлый снег, а укатанная дорога – то оно и к лучшему.

 

Это чётко видно сейчас, а тогда мы ругались по-чёрному. Дальше также были срывы. Три дня потеряли из-за пурги. Хребет Неприступный оказался сложнее, чем мы думали – он потребовал отдать два дня вместо одного запланированного.
В результате всего этого, несмотря на срезание маршрута в районе горы Народной, всё время накапливалось отставание.
Вместе с этим, а точнее – поэтому, уменьшался наш дневной рацион. Были моменты, когда многим казалось, что лучше всего сойти с маршрута и уносить ноги. Пока не поздно (вслух об этом, однако, никто не сказал).

И всё-таки прошли!

Отставание несколько  уменьшили  на последних участках пути, после Неройки. От реки Седью до села Аранец добежали за два дня, а нормально на этот кусок нужно 3-4 дня. В контрольный срок вписались с запасом.
Технически самым сложным участком был переход через хребет Неприступный, но сложность его не лыжная, а альпинистская. Аналогичная сложность встретилась и при подъёме по гребню с перевала Кар-Кар на предвершинное  плато горы Народной.
Большие нагрузки испытали во время пурги, причём нагрузки более психологического плана. Пурга не страшна дя группы в лесу. И даже не в лесу, но если известен путь и есть ориентиры.
Неприятно, когда в пургу приходится отыскивать путь; неуютно лежать в палатке, когда порывы ветра колотят и рвут её.
В обе эти ситуации мы попадали.
Спасибо за науку, ПРИПОЛЯРНЫЙ УРАЛ!

Михаил Альтшулер, проза

И заключительные строки из записной книжки Михаила:

15 апреля

Утром на тракторе (в санях) доезжаем до Приуральска (12 км). Затем долго сидим в балке при аэродроме. Диспетчер-кассир Галя просит по телефону для нас дополнительный рейс. Но нам не везет – рейса не будет. Она разрешает нам переночевать в балке. Печка здесь неплохая. Кочегарим и кашеварим. Узнаем, что утром может быть будет машина. Какая-то приветливая женщина предлагает нам картошку, причем бесплатно (чем дальше от цивилизации, тем добрее люди). Она же дает нам ворох последних газет.

16 апреля

Утром выясняется, что в поселок Кедровый Шор пойдет автобус, который повезет трактористов на учебу. Пришел рыжий, голубоглазый, очень крепкий на вид механик, муж женщины, снабдившей нас картошкой. Интересовался нашими картами. Он заядлый охотник и рыболов. Рассказал нам, как ставить силки. Он зимой передвигается на снегоходе «Буран». Народ здесь занимается животноводством (мясо, молоко). Сажают картошку, капусту, остальное привозят.

Ровно в 10.00 автобус тронулся, и уже через час мы были в Кедровом Шоре. Мы с Виталием пошли искать аэродром. Нашли кассира, который нам сказал, что на рейсовый все билеты проданы, но прилетит тренировочный самолет АН-2, который наверняка нас возьмет, и выписал нам билеты. Тренировочного долго не было. Потом командир АН-2, который должен был забрать жену, пообещал забрать и нас. Полтора часа он учил молодых пилотов. Наконец мы быстро погрузились на АН-2 и через 15 мин были в Печоре.

А ещё предлагаю вашему вниманию стихи, которые Михаил написал в походе:

С утра сидим в палатке,Ползем по белой тряпке,
На улице метет.А сверху – белый пух.
Так как же нам, ребятки,Лишь камни в беспорядке,
Везет иль не везет?Как черные заплатки,
 Не повезло с машиной,Рассыпаны вокруг.
И по дороге длиннойНе верь глазам, раззява!
Мы топали всерьез.Ногою пробуй склон!
Зато какое солнце!В ту ямку, что направо,
Зато какой мороз!Свободно рухнет слон!
Потом – гора Народная,Лыжня идет как строчка
По скалам, напрямик.Вдоль белого листа,
Стоим, молчим, любуемся:Последний камень – точка,
Красив Урал-старик!А дальше – пустота, 
Нам Манарага издалиВернее там густое,
Помашет пятернейГустое молоко.
Внизу – вершин полтысячи,По компасу? Не стоит:
А выше – ни одной!      Уйдешь недалеко!
И поздно, поздно вечеромПришлось разведку прекратить. 
Довольные вполнеНу, что ж. Не повезло.
Мы быстро вниз скатилисьПришлось обратно потропить:
По собственной лыжне.Лыжню-то занесло.
Но кончилось везениеА ветер снизу бьет в лицо.
Наутро, в воскресение! Надели маски, но …Колючим снегом по глазам
Все было слишком гладко,Колотит все равно!
А значит – жди подвох.Граница леса. Ниже чуть
Подлец -“подлип” украдкойПалатка, где нас ждут,
Нам в лыжи мертвой хваткой       Уют ребята создают,
Вцепился как бульдог.      Дровишки в печке жгут.
Несем две гири на ногах.Сидим вторые сутки.       
Идем, как будто в кандалах.Кончай, природа, шутки!        
Но нравится – не нравится,Нам некогда шутить,       
А речкой Манарагою Нам дороги минутки,       
Идем – пыхтим, как лошади, Нам надо выходить!
Идем – раскалены.Сидеть внизу обидно
А снег шипит и плавится,И как-то несолидно,
Пропитывая влагою,      Вообще-то говоря.
Штормовку и штаны.      Но “Неприступным”, видно,
Но вот граница леса,Хребет зовут не зря.
А дальше – мир иной.         
Там белая завеса,   (3 дня «простоя» под Неприступным хребтом)    
 Не отведешь рукой.         

Хребет Неприступный.

Зачем мы ищем столько лет
Нелегкие пути?
Зачем мы лезем на хребет,
Коль можно обойти?
Хребет, ты нам совсем не рад,
Ты хочешь нас стряхнуть!
Пойми, что мы уже назад
Не можем повернуть!
Ты так красив, заснежен, крут,
Не будь же так жесток!
У нас намечен здесь маршрут.
Ну, потерпи чуток!
Пусти наш маленький отряд,
Ведь ты не душегуб!
Прости, что белый твой наряд
Испортил ледоруб!
Мы завтра днем уйдем, старик,
Почти наверняка.
Ну, что тебе какой-то миг,
Ты здесь стоишь века!
Уйдем, пурга тебе опять
Залижет раны все.
И снова будешь ты блистать
Во всей своей красе!

Все предыдущие посты об этом путешествии:

1. Пр. Урал. Выходим на маршрут
2. Пр. Урал. Движемся к руднику Желанный
3. Пр. Урал. Восхождение на высшую точку Урала  —  гору Народа
4. Пр. Урал. Снежная буря
5. Пр. Урал. Подъём на хребет
6. Пр. Урал. Спуск с  Неприступного
7. Пр. Урал. По долинам Парнука и Маньи
8. Пр. Урал. Роковой перевал Ступенька
9. Пр. Урал. База Неройка
10. Пр. Урал. Путь к Аранецкому перевалу
11. Пр. УралДорога в село Аранец

Ну, и в заключение, песня туриста-лыжника Арика Круппа о Хадате (Полярный Урал). И я там в 1979-м был 😉

С уважением, Виталий СердюкPodpis_01

Комментарии 51

  • Вот это романтика! Сейчас я не представляю что наша молодежь способна так рисковать и получать удовольствие от походов…

    • Наталья, да та романтика до сих пор мне греет душу и ускоряет циркуляцию крови по бренному телу 🙂
      Но! Прочитав вторую Вашу фразу, невольно вспомнил строки из знаменитого стихотворения М.Ю. Лермонтова —

      «… — Да, были люди в наше время,
      Не то, что нынешнее племя:
      Богатыри — не вы!» 🙂

      И вот почему. И сейчас есть много ребят и девчонок, которые всерьёз занимаются спортивным экстремальным туризмом и получают от этого помимо прочего ещё и максимум удовольствия.
      С некоторыми из них я знаком лично

      • Современный туризм конечно экстремальный, но не такой, как раньше. Спутниковая навигация, снегоходы, хорошая непромокающая одежда очень облегчают жизнь нынешнему туристу. Думаю, что мало кто из нынешней молодежи рискнет податься в дальние края хотя бы без сотового телефона

        • Всё верно, Юлия. Но сама по себе экстремальность туризма зависит не только от качества снаряжения и современной электронной техники.
          Даже в 70-е годы мы уже ходили с довольно прогрессивным снаряжением. Правда, не с импортиным, а изготавливали из новых материалов это снаряжение сами. В то время, как ещё в 60-х туристы в путешествиях использовали преимущественно брезентовые палатки, рюкзаки, штормкостюмы, мы в 70-х уже шили палатки, баллоны катамаранов, костюмы, ёмкости рюкзаков, спальные мешки, изоляционные коврики и прочее из нейлона, прорезиненного и каландрированного капрона, синтепона и полиуретана, а также пользовались в походах сушеными и сублимированными продуктами, даже импортными современными на тот период примусами. Что существенно облегчало вес снаряжения и обеспечивало довольно комфортные условия походного быта.
          Сейчас же, имея хороший доступ к современному туристическому снаряжению и обмундированию, спортивные туристы ищут экстрим на маршрутах, планируя последние в сложнейших условиях высокогорья и ненаселёнки.
          На фото — холодная ночёвка на хребте Неприступный, апрель 1974 года:

  • здорово! это настоящее приключение, которое никогда не забудется… стихи очень интересно читать, особенно первый — прямо ощутила снег в лицо и налипший снег на лыжах ))
    не зря хребет Неприступным назвали 😉

    • Виталий, можете этот коммент удалить , только мне кажется, что кнопка подписки мешает читать текст — стоит в середине экрана и закрывает немного букв… может вам его сверху или хотя бы справа поставить, там он закрывать ничего не будет?

    • Спасибо, Наталья! 🙂
      Хребет Неприступный, действительно, отвечает своим нравом этому названию

  • Зачем мы ищем столько лет нелегкие пути — вот это вопрос, на который вряд ли кто — то из таких целеустремленных людей способен ответить, ну а нам, простым смертным, это и вовсе не понятно. Но какое уважение вызывают у нас такие люди как Вы, Виталий, и Ваши друзья!

    • Людмила, мы такие же, как и все остальные смертные 😀
      Просто в какой-то день, момент, миг нас завербовали в фанаты спортивного туризма

  • Такое путешествие дает возможность проверить себя, насколько человек готов преодолевать трудности. Конечно север коварен. Но действительно, люди там живут по другому. Помощь там всегда бескорыстна.
    Не любой человек отважится на такое путешествие. Но пройти этот путь многое значит.

    • И ещё, помимо проверки себя и друзей на «вшивость» и интересных встреч с местным населением, очень впечатляет знакомство и очередные свидания с красотами Севера

  • Порадовала душевность и отзывчивость местных жителей. А походные будни и трудности напомнили северные рассказы Джека Лондона 🙂

    • Порадовала душевность и отзывчивость местных жителей.

      — в этом путешествии мы были в 1974 году, а мой последний лыжный поход состоялся в 2008-м.
      Временной диапазон — 34 года.
      Но на севере практически ничего не изменилось.
      В 2008-м на Кольском полуострове местные жители принимали нас столь же радушно.
      Сейчас — не знаю.

      походные будни и трудности напомнили северные рассказы Джека Лондона 🙂

      — наверное, потому мне и нравятся произведения Д. Лондона

  • Очень люблю старые фотографии. Жаль их тут не много. А походы это круто! На самом деле, люди, удаленные от цивилизации более душевные. А в городе все слишком на деньги повернуты. Замечаешь, что и сам заражаешься этим.

    • У меня много старых фото. Потихоньку перевожу их в цифру и буду периодически выкладывать в блогах.
      Что касается цивилизации — истинная правда.

      Мультик на тему оптимизма в туризме. Мне понравился 😀 :

      • Виталий, а что это за ролик? Я в начале подумала, что из старого кинофильма что — то, но зрители то явно современные.

        • Наталья, это ролик из современной серии мультфильмов о Смешариках — https://www.youtube.com/user/TVSmeshariki
          Сериал повествует о жизни круглых персонажей в стране «Смешариков». У каждого героя свой взгляд на вещи, свои увлечения и яркий характер.
          Мы их с удовольствием смотрим вместе с внуками. Я уже сам в эту серию влюбился 🙂

  • Я тоже очень люблю старые фотографии, люблю читать воспоминания… Самой тоже довелось поездить по Союзу, жаль, что фотографий тогда не ставили целью делать. А так многое можно было бы порассказать…
    Спасибо за рассказ о путешествии на Урал!

    • Пожалуйста 🙂
      У меня есть грандиозный план — восстановить все свои туристские дневники и написать о наших путешествиях, как лыжных, так и водных, большую книгу с цветными иллюстрациями.

      Задача №1, так сказать 🙂

      • Напишите, это будет удивительная книга! Пишете Вы интересно.
        Вообще я вот к экстремальному туризму отношусь с опаской (не тянет меня на него), но читаю об этом всегда с удовольствием.

        • Уже решил окончательно. Даже супруга не отговаривает 😀
          Отдельные главы предварительно буду публиковать в инете, в частности, — в блогах

  • Аплодирую стоя. Вообще поражаюсь как люди раньше жили без мобильных телефонов. Это в такие суровые условия, да ещё и без средств связи, без навигаторов. Я бы не отважился.

    • Мы перенимали опыт у туристов послевоенного поколения. А у них была закалка та ещё. Было чему нам у них тогда поучиться.
      Вот сейчас с супругой тоже удивляемся, как каких-то 15 лет назад мы обходились без этого электронного чуда. И как умудрялись детей своих без сотовых аппаратов контролировать 😀
      Кстати, в описываемом выше путешествии я был с группой, состоящей из ребят, которые вместе со мной работали на ОКБ «Факел» в Кёниге. Я с тремя из них до сих пор поддерживаю связь. Им уже за 70, но курилки не только живы-здоровы, но и на «Факеле» ещё работают. Зимой, в разговоре по скайпу я спросил Мишу Альтшулера (его стихи в статье), — а почему вас до сих пор с работы на пенсию не «выгоняют», На что Михаил ответил: — Дык, на нас вся структура КБ держится, молодых учим. — Вот так бы и в других отраслях

  • Замечательный рассказ — очень живо себе представила все трудности, все эмоции, которые вы испытали… Прочитала про вашу идею написать книгу — она просто отличная! Уверена, что получится очень интересно и красиво! Удачи вам в этом деле!

  • Все таки какая у вас интересная и насыщенная жизнь! Так здорово побывать в походе, особенно после суеты большого города.

  • мне в семьдесят четвертом всего год стукнул «)
    и все походы там были по тайге «) да по озерам, на радость комарам и паутам…

    хорошо, когда есть, что вспомнить и рассказать, в этом наверное и состоит смысл жизни — чтобы было что вспомнить…

    • Верно говоришь, Женя.
      Я очень рад, что Это у меня было. И особенно рад тому, что сохранилось много походных дневников

  • Очень интересное путешествие, но хоть и не самое легкое. Очень много трудностей возникает. Особенно с климатом. Однако есть и хорошее. Очень радуют местные люди, которые не испорчены и не заражены всем этим негативом и все этой грязью от основной цивилизации. Это сразу заметно!

  • Старые фото… У меня порой бывает просто маниакальное желание — зафиксировать, сохранить что-то такое для потомков. Особенно для тех, которые будут искать предметы нашей культуры через N веков. 🙂

    • Я тоже от старых фото без ума в последнее время. В цифру свои перевожу потихоньку, сортирую, в сервисы различные пихаю.
      Пусть люди смотрят, пользуются. Мобыт, кому-то приглядится-полюбится 😉

    • Иногда бывает схожая ситуация с Княгиней — даже себе на флешке оставил последние данные о планете Земля. 🙂 Вдруг после третьей мировой новая цивилизация будет развиваться и когда-нибудь будут рассматривать мою флешку и инфу на ней как ценный экспонат ушедшей цивилизации. 🙂

      • А ещё лучше собрать подшивки газетных новостей, упаковать во много-много слоёв целлофана с силикагелем, положить в герметичный ящик и закопать в лесу. А на ящике написать: «Пульс нашей эпохи. Гум. помощь археологам будущего».

        • Хорошая технология! 😉
          Я вот тоже об этом подумываю, в плане сохранения наших многочисленных семейных туристских и спортивных архивов для далёких потомков.
          Всё больше убеждаюсь, что сейчас они никому не нужны.
          Разве что фоты в инете кто-нибудь, глядишь, и посмотрит 😀

      • Ну, на флешке много инфы не сохранишь.
        Хотя многое зависит от того, в каком разрезе её собирать и сохранять.

  • Очень интересно и увлекательно написано, впрочем, как и про все остальные путешествия. И фотки ваши я тоже очень люблю рассматривать, жалко, что их мало. )

  • Раньше у людей была идея, вера в светлое будущее. Она и вела человека в самые непроходимые и трудные уголки страны. А сейчас только горстки людей, влекомые добычей знаний, наверное, только и ездят по стране.

    • Ну, и сейчас хочется верить в будущее. и в светлое, и в справедливое.
      Так уж человек устроен. И есть оптимисты и люди энергичные, а есть безвольные, слабохарактерные. Прошу прощения за жёсткие слова, но из песни слов не выбросить.
      Надо стараться в этой жизни брать по максимуму всё, что она нам предлагает. Только не по костям других берущих

  • Виталий, вот это экстрим! Какие шикарные воспоминания! Вспомнились фильмы 50-60-х годов про Север и Сибирь, и Ваш рассказ чем не иллюстрация к той жизни))

    • Ну, у меня подобный экстрим длился больше 40 лет — с 1967 по 2008-й (диапазон между первым и последним дальними лыжными походами).
      Есть что вспомнить, и дневники большинства путешествий сохранились, вот только обо всех написать вряд ли сумею.
      Хотя попытаюсь 🙂
      На фото — Южный Урал, 1972 г. :

      • На фото выше — меня спасают после «удачного» спуска с очередной горки 😀

        • Ууух! Мне аж холодно стало. Вот это экстрим. И неужели не страшно было в такой дали от цивилизации? А если, не дай Бог, зуб какой прихватит, что ж делать тогда? Стоматолог далеко.

          • Максим, ни чуточки. До сих пор ужасно тянет. Но с 2008-го к большому сожалению уже не могу. Зуб — это ерунда. Но заработал более сеьёзную болячку, с которой в ненаселёнку уже не рискну. И не потому, что боюсь, а просто не хочу подвести группу, если что :(.

  • Снимаю шляпу — выше горы Говерла не подымалась, да и то — летом. Ну, и Пикуй — просто рядом живут родители… И не зимой — летом. Зимой — только до Пожижевской полонины добралась. Это Карпаты.
    Была на Алтае в горах, правда, названий уже не помню…
    До Вашего экстрима — далеко мне, но с удовольствием вспоминаю это время!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикуйте фотки, плиз, не стесняйтесь!