Пурга продолжается. Лыжный поход по маршруту Амдерма — Хальмер-Ю. Часть 11.

Здравствуйте, друзья! Давненько мы с вами не мёрзли. Предлагаю немножко потерпеть совместно. Продолжим наше растянувшееся во времени лыжное путешествие по северной части Полярного Урала. Если кто забыл, напомню — состоялось оно ещё в 1972 году. Предыдущий пост можно посмотреть здесь.

17 марта, пятница, день десятый. Пурга продолжается.

Сегодня поднялся в 6 часов. За нашей палаткой — тишь да гладь прям, сплошная благодать. Пурга закончилась. Тепло. Сеет мелкая снежная крупа. Полученная из растапливаемого снега вода в котелке, стоящем на печке, уже закипает. Пока я дежурю — закипает окончательно. Просыпается Виктор Терёхин и просит меня, чтобы я разбудил дежурного по кухонному хозяйству Николая Ивахненко, а также специалиста по разжиганию примусов Кургузова Игоря.  Завтрак сварили быстро, но оперативно покушать помешало нелепое  происшествие — кастрюля с приготовленной гречневой кашей свалилась с примуса. Пришлось в частично спасённую кашу добавить немного молока и подогреть её снова. Томительное ожидание скрасили поданные на обеденный стол сублимированное мясо и сухарики с чесноком. Расщедрившись,  в качестве добавки завхоз выдал с  молоком обжаренный картофель.

Когда собирали палатку, обнаружили, что после вытаскивания двух лыжных палок в снегу остались ручки. На раскопку рукояток ушло около получаса. На маршрут в итоге вышли в 10 часов. Через полчаса погода снова испортилась. Задул западный ветер, солнышко спряталось за облаками. Идём по долине реки, но её направление говорит, что это не сама Кара, а один из её безымянных притоков. Действительно, через переход приходим к слиянию притока с Карой.

Направление реки чётко совпадает с картой. Некоторое время движемся вдоль крутых берегов с красочными каменными глыбами. Снова резко холодает. Утепляемся. Постепенно правый берег реки выравнивается, выходим на него и дальше движемся по азимуту 162 градуса.  Поднимаемся на плоскогорье, постепенно набирая высоту. Ветер, который дует в спину, сейчас нам помогает. Но плохо то, что резко ухудшается видимость. Вокруг не видно ни зги. Тычемся, как кот в мешке.                                                                                                                  

Пурга продолжается                                            

Пурга продолжается

После пятого перехода перекусываем.  Довольно холодно, мёрзнем. Идём ещё два перехода. Ощущается сброс высоты. Спускаемся плавно вниз. Отдыхаем в положении стоя. Идти дальше сил не осталось.

Пурга продолжается

 Пурга продолжается

Вырезаем в плотном насте снежные кирпичи — блоки для ветрозащитной стенки. Наст слабый. Снежный слой очень тонкий и глыбы из снега моментально разваливаются. Замерзаем даже работая энергично. С большими усилиями возводим переднюю стену. За ней сразу же окапываемся в снег на приличную глубину. Под настом снег лежит рассыпчатый и легко поддаётся выемке и транспортировке. За защитной стенкой ветер гуляет уже не так свободно. Мороз стоит приличный, температура заметно ниже 30 градусов. При теперешнем  ветре вполне можно приравнять к 50˚.

Началась сложнейшая ночёвка. В палатке, установленной героическими усилиями участников, температура — минус 21 градус.  В процессе размещения лагеря почти все участники  получили обморожения.  Обморозили кожу на щеках, пальцы рук, запястья. Войдя  в палатку, с  большим трудом крепим к её внутренним стенкам защитный экран. Стенки палатки натянуты не в полной степени, поэтому внутренний экран висит над нашими головами, практически касаясь спальников. Несмотря на эти недостатки, минимум удобств для очень необходимого отдыха всё же имеется. От нашего дыхания температура в палатке немного повысилась, но спать всё равно довольно холодно, особенно мерзнут ноги. Стучим последними машинально о коврики под спальниками.

Напомню, что текст синим цветом — это цитаты из дневника участника похода Виктора Надененко (г. Харьков),  любезно предоставлены самим автором.

Продолжение будет в следующих постах.

А чтобы вы совсем уж не замёрзли, предлагаю видеоролик на летние мотивы:

А пока до свидания, ваш дед Виталя, автор сайта

Комментарии 50

  • Абалдеть, я бы так не смог. Для меня жара лучше, ведь пар костей не ломит. Но интересно, спасибо, пока читал чуть сам не замерз. Вот все переношу нормально голод, неудобства. но только не холод. Так что пошел пить горячий кофе. чего и Вам желаю. Ну и примите от меня этот костер.

  • Вот это экстрим, Виталий! Просто Джек Лондон на Аляске какой-то… Помните, конечно, его рассказы про искателей золота… Только вы не за золотом шли, а себя проверить, или была какая-то конкретная цель?

    • Да, Елена, верно. Золота в тех краях не было. Только каменный уголь. Но мы не шахтёры, ходили себя проверить, заодно и сложный спортивный маршрут преодолеть.
      Хобби у нас было такое. У меня до сих пор не улетучилось. 😉

  • Да… мне бы было страшно идти в холод, тем более в пургу! Но так на самом деле закаляется характер и, думаю, многое про себя начинаешь понимать 🙂

  • ужас отстать, еще и кричать бесполезно, еще вопрос — переход — это сколько? я пропустила

    • Ларис, нагнал страху Витя Надененко со своими записками в дневнике? 😉
      Всяко случалось, но друзей в тундре не теряли. 😀
      Переход — это в лыжном походе (да и в любом тоже) от привала (остановки на 10-15-минутный отдых) до привала. Обычно 40-45 минут. В сложных ситуациях сокращаем до 30-35 минут.

  • Да, Виталий, после ваших зимних историй точно замерзнуть можно)) А на костер посмотреть в конце самое то! 🙂

    • Елена, переключаюсь на летние. 🙂 (я вперемежку 😉 ).
      Дым костра создает уют,
      Искры гаснут в полете сами…

      • Пять ребят о любви поют, чуть охрипшими голосами. Не мог не написать, хорошая песня.

        • Совершенно согласен!
          Есть несколько интерпретаций это песни:
          1. ПЯТЬ РЕБЯТ

          Музыка В. Благонадежина
          Слова Н. Карпова

          Едкий дым создает уют…
          Искры тлеют и гаснут сами.
          Пять ребят о любви поют
          Чуть охрипшими голосами.

          Если б слышали те, о ком
          Эта песня сейчас звучала,
          Прибежали б сюда пешком,
          Чтоб послушать ее сначала.

          Чтоб почувствовать до конца
          В нашем дальнем таежном стане,
          Как умеют любить сердца,
          Огрубевшие от скитаний.
          1960

          2. Дым костра создает уют,
          Искры гаснут в полете сами,
          Пять ребят о любви поют
          Чуть охрипшими голосами.

          Пять сердец бьются, как одно,
          Вспоминая подруг далеких,
          Тех, что ждут их уже давно,
          Самых близких и яснооких.

          Если б слышали те, о ком
          Эта песня сейчас звучала,
          Прибежали б сюда тайком,
          Чтоб послушать ее с начала.

          Чтоб почувствовать до конца
          Эти губы и эти руки,
          Как умеют любить сердца,
          Огрубевшие от разлуки.

          Дым костра создает уют,
          Искры гаснут в полете сами,
          Пять ребят о любви поют
          Чуть охрипшими голосами.

          3.

  • Жесть. Как сейчас модно говорить.
    Минус 21 в палатке, пурга, шквальный ветер. Серьезное испытание человеческих возможностей…
    А что же за спальники у вас были в 72 году?

    • Сергей, обычные, ватные. А уже в 1973 я водил ребят в 4-ку на Приполярный Урал уже с самодельными групповыми спальниками из синтепона. Шили самостоятельно в общаге. Я после вуза 4 года поработал в Кёниге и жил с парнями в общежитии фирмы: на 12 человек — двухэтажный немецкий особнячок.

    • Жесть была в 1988-м, на Полярном Урале. Там в районе горы Пайер мы ночевали при температуре за бортом минус 44. В палатке было чуть теплее — минус 30-32. 🙂 Тогда у нас тоже были двойные групповые (один на 3 чел) синтепоновые спальники. Но они мало спасали. Хорошо, что такая ночь в том походе была только одна. 😉

      • Это уж точно жесть! Минус 30 градусов и ниже и для сегодняшних спальников серьезное испытание, хоть материалы и стали совершеннее.
        А на сколько синтепонового хватало? У него ведь есть большой минус — слеживание.

  • Суровые условия, очень суровые. Невольно вспоминается Белое Безмолвие Джека Лондона. Даже читать холодно. Я бы там и полдня не выдержала.

    • Мария, если бы экипировали соответственно и морально настроили — куда бы Вы делись, выдержали. 😀

      • Я тоже Белое Безмолвие вспомнила. И Джека Лондона и Высоцкого…
        Как давно снятся нам только белые сны,
        Все иные оттенки снега замели.
        Мы ослепли давно от такой белизны,
        Но прозреем от черной полоски земли.

        Наше горло отпустит молчание,
        Наша слабость растает, как тень.
        И наградой за ночи отчаянья
        Будет вечный полярный день.

        Я бы точно не осилила такой поход. Вы — герой.

        • Наталия, спасибо. Но я уже боюсь публиковать подобные посты. Обычные для меня в прошлом поступки читатели возводят в такой высокий ранг. Без обид. Мне, конечно, приятно, но и смущает прилично. 😉

  • Виталь, ты меня напугал сначала.. я уж и правда подумала что у вас там пурга настала))
    а оказывается это «поход» из прошлого)))

  • Я вот неудобств не люблю в реальности. Если конечно можно назвать неудобствами морозище и прочие радости перемещений в холодном климате. А вот почитать такое мне нравится очень)) один вопрос к путешественнику. Виталий, а какая на вкус вода из талого тамошнего снега?

    • Поля, почитать — да. Согласен, что интересно. Сам такие вещи читаю с большим удовольствием. В то же время, представляете, какой кайф после подобного путешествия, полного неудобств, получить последние в полной мере! 😉
      А вода на вкус очень приятная (потому что снега там чистые, нетронутые), но в ней, помимо отсутствия дейтерия, явно ощущается ещё и отсутствие солей и хлоридов, которые обычно помогают быстрее утолить жажду.

  • Это действительно экстремально! Те, кто выдержал такой поход — герои. Не каждому по зубам подобные приключения…

  • А меня поражает Ваша память, Виталий! Всё помнить до мелочей, по прошествию стольких лет … Здорово!
    Хотя понял, что имеются дневники, но тем не менее, Видимо это настолько яркие впечатления, которые сложно забыть.

    • Сергей, я сейчас публикую посты о тех походах, о которых у меня сохранились дневники. А память уже хромает.
      Помню, лет 15-20 назад, действительно, мог рассказать о каждом рабочем дне из любого путешествия. Просто память на эти события и впечатления обострена до предела.

  • Даже не могу себе представить как это сложно идти в поход на лыжах в неизведанных местностях. А еще и ночевать среди снега. Главное привыкнуть и не бояться ничего 🙂

    • Юлия, представить человеку непосвящённому, действительно, сложно. А так — ничего необычного. На снегу при соответствующих экипировке и снаряжении ночевать даже интереснее. Шишки под бок не давят, муравьи и комары не кусают. 😀

  • Да, видеоролик действительно согревает после прочитанного.

  • Ну о-очень интересно 🙂 Решиться на такое путешествие я бы вряд ли смогла, а вот почитать дома в теплом кресле — это пожалуйста)) Интересно, а при -21 в палатке вы засыпали или лежали, стуча от холода ногами и ждали утра? Просто не представляется возможным заснуть когда тебе так холодно.

    • Наталья, воспоминания, конечно же, поистёрлись в памяти, но однозначно отвечу — было по-разному. И пятками стучали, и забывались от холода и усталости. Были и комфортные ночи — когда в районе ночёвки присутствовала растительность. С ней и печкой проблемы нагреться исчезали само-собой.

  • Виталий, у Вас не плагин по одобрению комментариев, а просто немецкая овчарка 😉 Три раза заставлял меня переписывать, методом научного тыка поняла, что ему не нравится многоточие))

    • Да, вот у меня он такой. Но всё же жалко пока от него отказываться. Спам совсем в блог не пропускает. И в спаме хороших комментариев тоже нет.
      Пока оставлю. Извините. 😉

  • Да Вы — экстремал, Дед Виталя, впрочем, на момент описываемых событий дедом Вы — точно — не были… Прочитала как удивительную книгу приключений про полярников или рассказы Джека Лондона (солидарна с Наталией Хоробрых)..Здорово!

    • Есть такое дело, Натали.
      В молодости эти походы были для меня наркотиком. Один раз попробовав, так и не смог от этой болезни вылечиться. 😀
      Спасибо за оценку. Продолжение будет! И не только об этом путешествии. Их у меня было немало.

  • Здравствуйте, Виталий! Про снег тема актуальная — в больших городах зима наступала как всегда — внезапно, народ в шоке. А Вы — достойны восхищения!

    • БлагоДарю, Инна!
      А зиму я люблю, можно сказать первою любовью была она для меня ещё в 60-х годах прошлого столетия. 🙂

  • Не перестаю восхищаться вашим мужеством и выдержкой! Каждый раз читая ваши воспоминания, я поражаюсь, как можно было вынести такие не человеческие условия? Вот это проверка себя на прочность, да после таких проверок можно было здоровье потерять! Спать при минус 21! Жесть!

    • Ирина, ко всему можно привыкнуть. 🙂
      Во-первых, не всегда температура в палатке была минус 21, во-вторых, в спальниках было теплее. Возможно, даже плюсовые температуры. Уже и не помню. Конечно. мёрзли. Но не всегда. Большую часть суток в лыжном походе были в работе — на лыжне, при устройстве бивуака. А, работая, согревались, было не всегда холодно, даже жарко становилось. 😉 Это в Заполярье. А в походах, где встречались сухие деревья, дрова (плавник, например, на берегах рек и Карского моря) присутствовала растительность, и где, в результате, можно было «кочегарить» дровишками в переносной печке, спать было практически всегда нормально.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикуйте фотки, плиз, не стесняйтесь!