Встреча с оленеводом. Лыжный поход по маршруту Амдерма — Хальмер-Ю. Часть 12

Встреча оленеводаЗдравствуйте, уважаемые!

Продолжаю своё долгоиграющее 😉 повествование о лыжном путешествии по Заполярью. В предыдущей публикации об этом походе я описывал перипетии десятого ходового дня нашего северного приключения. Сегодня вашему вниманию предлагаю описание 11-го и 12-го дней.

Суббота, 18.03.1972 г. день отдыха.

После вчерашней схватки с непогодой поднимаемся поздно, в девятом часу. Усталость осталась, за ночь восстановиться не успели. Снаряжение, особенно личное, — мокрое и мёрзлое. За стенками палатки — минус 26 градусов  по Цельсию.  Уже метель практически утихла,  но видимость слабая. Палатку мы вчера поставили на плато, едва заметно понижающемся в сторону направления нашего движения. Впереди  заметны контуры спуска.

Виктор объявляет группе о своём решении сделать днёвку, чтобы отдохнуть и привести в должный вид  прохудившиеся и обмерзшие общественные и личные вещи. Неспешно готовим завтрак, с аппетитом едим. Осознаем, что этот отдых поможет нам и в плане психологическом. Как раз время немного всем успокоиться и снова поверить в свои возможности и силы.

Укрепляем вокруг палатки снежную стенку,  сильнее натягиваем растяжки нашего брезентового дома. Сушим в спальных мешках ботинки, носки, рукавицы.

Вот и понадобились купленные в магазине Усть-Кары вафельные полотенца.

Примечание. Здесь и ниже  зелёным оттенком выделены цитаты участника похода Виктора Надененко, г. Харьков.

Дежурный готовит одновременно  обед и ужин.  Спать ложимся уже в 17 часов.

Встреча с оленеводом Григорием. 19.03.1972 г., воскресенье.

Встреча с оленеводом. 12-й день похода.

Дежурный по кухне был разбужен в 2 часа ночи. У обычных граждан сегодня воскресный день, а нам приходится вести ночную экстремальную жизнь. Метель закончилась. Но мороз заметно увеличился. На градуснике — минус тридцать градусов. В 4 часа ночи — подъём всей группы. Начинаем готовиться к выходу на дальнейший маршрут. Вроде и поспали нормально, а физическое состояние и самочувствие у ребят — не лучшее. Содержимое рюкзаков упаковываем прямо в  палатке. Экран (внутренний слой) палатки промёрз значительно. Решаем не отцеплять от палатки, а упаковать его вместе с последней на нарты. Вместо экрана в свой рюкзак укладываю  печку. Вылезаем из палатки.

Отдельные участники в нашей группе психологически подавлены. Просят коллег оказать помощь в одевании, застегивании пуговиц на одежде, так как снимать рукавицы не в их силах. Звучат торжественные клятвы ни в коем случае больше не ввязываться в такие «авантюрные мероприятия» (конечно, впоследствии ими же и нарушенные).  😉

Вышли в 7-м часу утра. В начале движения мороз щиплет за пальцы рук и ног. Первый переход даётся очень тяжело. Но всё-таки на его протяжении удаётся отогреть ноги. В конце перехода выходим в долину  Силоваяхи, в место, где река заметно петляет.

Снова нам везёт! Позавчера, в плохую видимость мы очень вовремя остановились на ночлег. Если бы прошли  ещё пару часиков, то запросто могли слететь с крутого скального обрыва высотой до 50 метров. Кто-то все же оберегает нашу группу.

Усиливается позёмка — низовой ветер. Очень сложно и опасно спускаться крутым склоном реки. Мерзнут нос, щеки, губы.

Встреча с оленеводом

Приходится утепляться и одеть маски. Возникла проблема с нартами. Они были неаккуратно загружены (утром из-за большого мороза мы очень торопились), и сейчас  часто переворачиваются. На первом привале упаковываем поклажу на санках надёжнее. Спускаемся со склона  к руслу реки серпантином.

Ветер задувает в лицо, притом он часто меняет направление и задувает то с левой, то с правой стороны. Берега реки становятся скалистыми и более крутыми.  На отдельных участках  поверхности реки поблёскивает покрытый внутренними трещинами изумительно голубой лёд. Он довольно прозрачный. Просматривается до одного метра в глубину.  Ради такой красотищи однозначно стоит приехать в эти края. Скалистые берега здесь напоминают маленькие горные хребты. Особо выделяются среди них монолитные чёрные и тёмно-коричневые стенки.

Ветродуй стихает.  Мороз уменьшается до  минус 15-20 градусов.  С потеплением очень плохим становится скольжение. В туристском лексиконе это свойство снега при перемещении на лыжах именуется как подлип.  Идёшь по льду — ещё терпимо. По снегу же идти практически невозможно. На полозья лыж мгновенно налипает слой снега и никакая мазь, смазка не помогает с этой бедой бороться. Река довольно сильно петляет. У нас начали появляться сомнения относительно правильного направления нашего движения по маршруту. Но после пятого привала поняли, что передвигаемся верно. Русло реки пошло в нужном нам направлении, да и стало ощутимо заметно, что идём, набирая высоту, то есть,  против течения.

Заканчивается шестой переход. За последний час скалы постепенно исчезли. Командир взобрался на крутой берег реки, осмотрел местность. Вокруг  раскинулось огромное  плато. Двигаемся дальше. Река петляет вновь. На её  льду тянутся большие снежные заструги. На очередном привале обедаем.

Встреча с оленеводом

Едва взялись за сладкое (чай, халва, печенье), как случилось почти что чудо. Первый раз за последние несколько дней на  противоположном   берегу реки услышали собачий лай собаки и  голос:  — А, так вот вы где! —  Внимательно присмотревшись, увидели на крутом берегу человека с собакой.

Сегодня мы заметно устали. Поэтому машем руками, приглашая незнакомца спуститься к нам вниз. Кургузов всё таки бежит ему навстречу, указывая наименее опасный спуск вниз. Знакомимся. Ненец Григорий, оленевод. Смотрит здесь за оленьим стадом, пасёт его. Жильё (чум) Григория находится в двадцати  километрах отсюда. Гриша показывает на карте наше  точное местонахождение (однако, грамотный!). Разговариваем.  Оленевод рассказывает о группе туристов, которая гостила у него 4 года назад, в 1968 году. Без сомнений — в гостях у Григория была  лыжная группа Ильюшонка. Ещё когда мы были в Воркуте в гостях у Марата, он показывал нам кинофильм с кадрами чума оленевода.

Прощаемся с Григорием, благодарим его. Встреча с оленеводом подарила нам очень полезную информацию. Он идёт с собакой по высокому левому берегу реки Силоваяха и в течение почти целого перехода не оставляет нас, периодически размахивая руками и что-то восклицая.

Вдоль берега снова потянулись каменные глыбы сказочной красоты. Здорово расширился диапазон окраски камней. Фоторепортёрам подвалила работа! Жаль, что у наших фотографов нет в наличии цветной фотоплёнки. 🙁  Да и каждый из остальных членов группы в душе жалеет, что не взял с собой в путешествие  фотокамеру. Ради того, чтобы запечатлеть на фотоплёнку такую красоту, стоит нести на маршруте дополнительный килограмм (а то и меньше) снаряжения

Обессилели все окончательно,  напоминают о себе  недавняя  пурга   и сегодняшний липкий снег. На девятом переходе руководитель останавливает группу у вполне приличного места для бивуака. Размещаем лагерь. Холод почти не ощущается. На градуснике  всего минус 15.  Работа идёт непринуждённо. Довольно скоро размещаемся в палатке, в которой уже всё оборудовано и расстелено, а на примусе, распространяя непередаваемый аромат, готовится вечерний суп. Кушаем и, в ожидании чая, ложимся  сверху спальников. Немного беспокоят мысли о возможных  сюрпризах завтрашней погоды. После чая, распределив дежурство, мгновенно засыпаем.

На этом я с вами пока прощаюсь. До следующих публикаций, ваш  Виталий,  автор блога  Жизнь цифрового кочевника

Комментарии 32

  • Брр.. я бы тоже не пошла в мороз куда-то в поход…не люблю холод! ))

  • Холодно то как!!!
    Ужасть! Пошла кофий испить. 🙂

  • Девчата, и что вы такие мерзлячки? 😉
    Вот я зимой на Полярном Урале. На солнышке греюсь. Морда лица при переходах немного больше загорела.
    Не помню точно, но кажется, на снимке мне меньше 40:

    • Да, это было в 1985-м. 38-й годок шёл.

      • Вы хотите чтобы я умерла от ужаса, представив температуру при которой Вы генерала Карбышева изображаете?!!!
        Пошла за чаем…

        • Неа, Галина, не умерли бы. На солнышке в горном каре (ложбине) было тепло и тихо.
          Это я вам чуток страху нагнал. 😉
          А здесь теплее? 😀 (79 год, шапочки в честь олимпиады уже начали производить 😉 ) —

          • Страсти какие! А я была на олимпиаде в Москве в 1980 году — прорвались мы…

            • А я в это время нёс вахту на Крайнем Севере — в Норильске. Шучу, поехал я туда добровольно, за синим туманом. Работал на горнометаллургическом комбинате конструктором, а затем начальником КБ и параллельно ходил в походы.

  • Спасибо Вам, Виталий, за поход и рассказ о нем. Температура минус тридцать — надо подумать, это с ветром, на открытом пространстве, на реке, значит аналог минус 40 — 42 (не представить как Вы, люди выросшие в южном климате смогли все это преодолеть, как Вам было тяжело!) При таком варианте минус 15, да без ветра, согласна, раем покажется. Я просто сама из Архангельска и немного нафантазировать могу на эту тему. Тем более у меня отец служил в Амдерме.

    • Да, так примерно и было, Анна. Это был мой самый холодный поход. Даже на Таймыре, путешествуя в пургу в марте 1981 года, мы так не мёрзли, как в том походе.

  • Классно наверное быть оленеводом! Людей годами не видеть =(
    Это он последнюю группу видел 4 года назад, или конкретно группу Ильюшонка?

    • Сергей, конкретно туристскую Ильюшонка. А так, они там меняются. Оленеводы обычно приезжают или из Усть-Кары, или из других ненецких посёлков.

  • Здравствуйте!
    Это точно надо быть таким человеком, который может, как говорится «и в пургу и в мороз…». Я бы так не смогла.
    Благодаря таким людям, как вы есть много открытий… Так держать 😉

    • Ой, Наталья! Спасибо большое, конечно, за пожелания, но, к сожалению, такие походы для меня уже в прошлом. А так хочется снова испытать себя. Но своей зимней группы уже нет. А в другие — не берут. 😀

  • Виталий, читаю очередную вашу статью про мороз и холод и снова холод прямо чувствую, — 30 вот это да, и представила, что зима еще впереди бррр
    Я немного не поняла, оленевода вы видели с собакой, а олени были? Я еще оленей не видела, не представляю вблизи их повидать)

    • Оленей мы в походах видели часто. Но в этом нет.
      В плохую погоду они находятся в специальных стойбищах. А оленевод был только с собакой.
      Мы с женой оленей часто видели даже на соревнованиях по спортивному ориентированию в Финляндии, в районе посёлка Рука и города Куусамо.

  • Кстати, Виталий, благодаря вашему баннеру узнала еще об одной группе блоггеров!)

    • Елена, заходите и в ту группу, знакомьтесь.
      Я тоже там периодически участвую в акциях. Вот только времени постоянно присутствовать не хватает. 🙁

  • Такие экстремальные походы это куча новых эмоций и адреналина. Я бы хотела попробовать. Лишь бы этот экстрим не угрожал жизни. А а холод это вовсе не страшно.

  • Виталий, я просто поражаюсь вашей закалке. Ходить в поход в такой мороз-это просто подвиг!
    Я тоже читала статью и просто каждой клеточкой своего тела ощущала холод и мороз по коже.
    Сама я зиму не очень люблю, больше тепло нравится.
    Но» померзла» тут с вами.
    А оленей я тоже никогда не видела.
    Спасибо за рассказ. Как-будто книгу читала. Даже Синкевича вспомнила. В молодости читала.

    • Ольга, спасибо за такой отзыв. Буду и впредь стараться. Материала много. Главное, чтобы читателям не надоесть. 🙂
      А то и последние разбегутся. 😀

  • Эх…я вот тоже оленей ни разу не видела 🙁 А самая большая мечта -посмотреть на северное сияние. Помню, в детстве смотрела мультик про медвеженка Умку и хотела на север )) Сейчас, правда, холод пугает, но вот желание посмотреть на эту ледяную сказку сильнее!

    • Да, северное сияние — это что-то! Правда, именно в этом походе мы его не видели. Но в других путешествиях я наблюдал это природное явление неоднократно. А когда жил, работал и путешествовал 4 года на Таймыре, то видел полярное сияние много-много раз.
      Когда улетал последний раз из Норильска «на материк», то природа вообще преподнесла мне великолепный подарок — сияние в полнебосвода всеми цветами радуги!
      А это сияние мы видели в Хибинах в ночь с 29 февраля на 1 марта 2008 года —

  • Юля, я бы тоже не отказалась посмотреть на северное сияние. Красотища, наверное!

  • Да, напрасно называют север крайним, я же вижу он бескрайний! Не хватает только промчаться на оленях!
    А на полярном Урале, глядя на ваше фото, я бы подумала, что было плюс 30, но никак не минус 40!
    Никогда бы не додумалась загорать при минус 40! 😉

    • Ирина, приветствую! Извиняюсь, что сразу не ответил. И на севере можно поймать уютное местечко, где можно сфотографироваться. 🙂 На фото я позирую, конечно, не при минус 40. Там на солнышке был, наверное, даже небольшой плюс. Снимались в тихой и уютной ложбине. А написав фразу «Не помню точно, но кажется, на снимке мне меньше 40», я имел в виду свой возраст — «Мне меньше 40 лет».
      В зимних походах бывали довольно большие перепады температур.

  • Я бы тоже побывала в таком походе. Мне кажется, в таких походах хорошо познаешь мать природу.

  • Очень внимательно и с большим интересом прочитал, ощущая весь «кайф» от мороза. Молодцы, больше сказать нечего. Только не понятно, как может налипать снег на лыжи в — 20 градусов. Может Вы на наледь попали?

    • Святослав, именно при таких температурах наблюдалось налипание снега на лыжи. Это связано с инверсией воздуха во время потепления и резкого изменения влажности в заполярных широтах.
      Мы такое наблюдали только путешествуя по Полярному Уралу и Заполярью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикуйте фотки, плиз, не стесняйтесь!